Что изменилось для бизнеса после вступления в силу нового УПК?

Юрист и Закон
04.06.2013 – 06.06.2013, № 40
Жанна Бражник, юрист PwC Украина,
Евгений Бидный, младший юрист PwC Украина

После вступления в силу нового Уголовного процессуального кодекса Украины (далее – Кодекс) общество принялось активно обсуждать его положительные и негативные моменты. Специалисты в сфере права сразу же начали анализировать возможные проблемы и неурегулированные аспекты уголовного производства. Уже сегодня можно сказать, что нововведения ощутимо коснулись и бизнеса, в том числе по вопросам, связанным с последствиями налоговых проверок.

Среди наиболее обсуждаемых нововведений – создание Единого реестра досудебных расследований (далее – Реестр). Теперь досудебное расследование начинается именно с момента внесения в Реестр сведений о признаках уголовного правонарушения.

Если сумма налоговых доначислений по результатам проверки составляет больше установленной ч. 1 ст. 212 Уголовного кодекса Украины (далее – УК) суммы 1, информация о потенциальном уклонении от уплаты налогов автоматически вносится в Реестр. На практике доначисления, согласно разным налоговым уведомлениям-решениям, принятым по результатам одной проверки, могут вноситься как отдельные сведения о преступлениях, что влечет за собой отдельные следственные действия по каждому из сведений.

Со вступлением в силу Кодекса, а также введением Реестра был отменен институт «уголовного дела». Новый Кодекс уже не предусматривает процедуру принятия постановления о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела. Отныне любое формальное заявление о совершении преступления является основанием для автоматического начала досудебного следствия. Что касается дел об уклонении от уплаты налогов, это значит, что следователь налоговой милиции уполномочен проводить любые следственные действия сразу же после получения акта налоговой проверки (вместе с уведомлением-решением) от коллег из отдела аудита.

Как и прежний, «советский» Уголовно-процессуальный кодекс, новый Кодекс различает три стадии правового статуса лица, в отношении которого ведется уголовное производство. Речь идет о статусе подозреваемого, обвиняемого и осужденного. До вступления в силу нового Кодекса лицо привлекалось к уголовной ответственности с момента вручения ему постановления о привлечении в качестве обвиняемого. После налоговой проверки, вручения акта и налоговых уведомлений-решений у служебных лиц налогоплательщика было достаточно времени для того, чтобы избежать привлечения к уголовной ответственности на основании ч. 4 ст. 212 УК путем уплаты сумм доначислений и возмещения вреда, причиненного государству в связи с несвоевременной оплатой (финансовые санкции, пеня). Обжалование налоговых уведомлений-решений в административном и/или судебном порядке существенно уменьшало риски уголовной ответственности, так как в случае положительного исхода спора проблем у служебного лица с законом либо вовсе не возникало, либо они исчезали автоматически в связи с отсутствием состава преступления.

Теперь рассмотрим эту же ситуацию, но с учетом нововведений. Сначала налоговый орган проводит проверку предприятия, на основе которой он выносит уведомления-решения. Если сумма доначислений в налоговых уведомлениях-решениях превышает установленный законом минимум, то данные о проверке, как правило, автоматически попадают в Реестр. С этого момента начинается уголовное производство.

Стоит отметить, что следователи налоговой милиции, как и прежде, больше склонны использовать уголовное производство для того, чтобы стимулировать налогоплательщика уплатить суммы доначислений, нежели для привлечения служебного лица к реальной ответственности. В случае оплаты служебные лица предприятия по части 4 статьи 212 УК могут быть освобождены от уголовной ответственности и, соответственно, никаких негативных последствий в виде судимости не наступает. Такой порядок действий у органов, ведущих досудебное следствие, используется «по умолчанию». В случае же, если служебные лица предприятия выражают несогласие с налоговыми уведомлениями- решениями, оспаривают свою вину и намерены добиться закрытия уголовного производства в связи с отсутствием состава преступления, то следствие по таким делам длится достаточно долго, а результат не всегда предсказуем.

Очевидно, что риск «автоматического» попадания предприятий в Реестр после завершения налоговой проверки влечет за собой дополнительные затраты времени, денежных ресурсов и риски как для самого юридического лица, так и для его служебных лиц. Такая процедура может негативно повлиять на бизнес-климат в Украине, а также на процесс привлечения иностранных инвесторов.

Одним из наиболее существенных новшеств Кодекса стало то, что с открытием уголовного производства следователи получают право на проведение всех предусмотренных законодательством следственных действий (включая допросы, обыски, проведение экспертиз).

Недостатком является и то, что срок проведения следственных действий де-факто может быть неограниченным, поскольку привязан к моменту вручения уведомления о подозрении, которого может и не быть.

С момента вступления в силу нового Кодекса правом защиты подозреваемых, обвиняемых, осужденных и оправданных обладает только адвокат. В свою очередь, права адвокатов, как защитников в уголовном процессе, нашли более четкое отображение по сравнению с предыдущим Уголовно-процессуальным кодексом.

Выводы:

Таким образом, пока еще рано судить, но, безусловно, у Кодекса есть свои плюсы и минусы. Чтобы понять, был ли сделан нашим законодателем шаг вперед или шаг назад, необходимо время. Практика применения данного закона покажет, на что рассчитывать и чего опасаться.